0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чечня настоящая. Почему русские не возвращаются в Чечню? Отец, сын и святой дух

Содержание

Лукавые призывы Кадырова. Почему русские не возвращаются в Чечню

Русские в Чечне составляют всего 3% от общего числа населения. Это примерно 40 тысяч человек. В 90-е, во время двух чеченских войн, русскоязычное население покинуло республику. Центр Грозного, где они жили, частично опустел, жилища беженцев заняли боевики, а потом федеральная авиация разбомбила дома. В последние годы Рамзан Кадыров призывал уехавших вернуться. Почему этого не произошло и как сейчас живется русским в республике, на месте разбирался корреспондент Belsat.eu.

Еще 13 лет назад Рамзан Кадыров призвал вернуться в республику бывших земляков.

«Нам нужно вернуть в республику представителей всех этнических групп и конфессий, вынужденно покинувших ее в годы контртеррористической операции. Вот если мы сумеем это сделать, это и будет означать, что в Чеченской Республике наступил мир!» – говорил в 2006 году тогда еще председатель правительства, а сейчас президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

Христианам здесь по-прежнему небезопасно?

Основной этнической группой, помимо чеченцев, в регионе были русские. К середине прошлого века они составляли половину населения, а к концу восьмидесятых – от 25% до трети. Разговор о возвращении в первую очередь касался и касается теперь именно их.

Видимо, с целью привлечь побольше православных (читай – русских), руководство Чечни сделало символический жест – в центре Грозного на проспекте Путина построили храм Архангела Михаила. Церковь была в Грозном и до войны. Именно на церемонии открытия Кадыров призвал русских возвращаться.

Однако, нападение в мае 2018-го на храм боевиков, унесшее жизни двух полицейских и прихожанина, показало: христианам здесь по-прежнему небезопасно. Сейчас церковь усиленно охраняется вооруженными бойцами с автоматами.

Сергей Степашин, бывший российский вице-премьер, в начале декабря 2019 года назвал малое количество русских и людей других национальностей главной проблемой Чечни и указал причину – отсутствие безопасности.

«Это становится этнонациональным государством. А в Грозном всегда русское большинство жило. (…) Это серьезнейшая отложенная проблема, которой нет ни в одной европейской стране, ни в США», – сказал Степашин, выступая на конференции «Как война в Чечне изменила российское общество» в Екатеринбурге.

Европа боится радикальных чеченцев. Есть повод?

Юлия-Хадижа: «Мне казалось, я попала в советские времена»

Русская девушка Юлия родом из Челябинска, принявшая ислам, а с ним и новое имя Хадижа, полагает, что жизнь в Грозном комфортная и безопасная. Она вышла замуж за чеченца и живет в Чечне уже шесть лет.

«Чем больше я живу в Чечне, тем больше мне нравится. Я никогда не чувствовала никакого притеснения или неприязни из-за того, что я русская. Первое время это меня удивляло, я даже звонила маме, делилась впечатлениями, как здесь хорошо, какие здесь люди: дружные соседи, уважительное отношение. Это идет от ислама. Сначала мне даже казалось, что я попала в советские времена, в свое детство: люди были добрыми, двери ни у кого не закрывались. Тут тебя никогда не оставят в беде, неважно, кто ты по национальности. Ночью здесь не воруют. Я однажды оставила бельё во дворе на ночь, наутро думала, что украли, но ничего не пропало», – рассказывает корреспонденту Belsat.eu Юлия-Хадижа.

Будет трудно, но не хуже. Правозащитницы Кавказа о законе против домашнего насилия

Она говорит, что довольна местной системой здравоохранения – у ее дочери синдром Дауна и проблемы с сердцем, и уверяет, что в Чечне ей и девочке «всегда идут навстречу, все помогают».

«Есть реабилитационные центры, специализированные садики. Мы проходили лечение, и я планирую отдать ребенка в обычный садик. Я довольна работой минздрава и прочих ведомств. Думаю, это заслуга главы региона. Когда руководитель требует, чиновники работают. Думаю, живя в других регионах, я бы не добилась такой поддержки, я могу тут преодолеть любую бюрократическую проблему, я безумно благодарна. Я довольна и счастлива. Главное, я ощущаю себя в безопасности и не опасаюсь, что моему ребенку причинят вред».

Конечно, добавляет Юлия-Хадижа, в Чечне есть проблемы и заботы, как и в других регионах, «но здесь все решается намного быстрее, здесь можно оперативно добраться «до верхов», и даже выйти на связь с главой Чечни».

Если бы Рамзан знал. Жителям общежитий в Грозном грозит Новый год на улице

По словам Хадижи, среди ее подруг много женщин, принявших ислам и все они замечательно живут в Чечне.

Анатолий: «Республика во мне не нуждается»

Анатолий, бывший русский житель Чечни уехал из Грозного подростком в Первую Чеченскую. Жил с родителями в Ростове, окончил педагогический вуз и решил вернуться в родную Чечню, профессионально реализоваться там.

«Мы с мамой вернулись в 2013-м, я слышал, что в Чечне нехватка педагогов. Я пошел устраиваться преподавателем, хотел принести пользу республике. Мне предложили двойную рабочую нагрузку и заполнение всех журналов, не только моих, но и других преподавателей. Чтобы все это успеть, пришлось бы торчать на работе по 10-12 часов. При этом руководство учебного заведения сказало, что экзамены у студентов будут принимать другие сотрудники. Несложно догадаться, почему. Официальная зарплата чуть выше 20 тысяч рублей, съемная квартира стоит примерно 12, плюс проезд. Почти ничего не остается. В Чечне высокая безработица. Зачастую молодежь живет на пенсии мамы, папы или бабушки».

Рассказывая о местной медицине, мужчина вспоминает случай, когда у его матери подскочило давление и пришлось вызывать неотложку:

«Скорая приехала бесплатно, сняли приступ, рекомендовали госпитализацию. В больницу пришлось платить за капельницы и уколы, положенные по полису бесплатно».

Несколько раз Анатолий столкнулся с бытовым национализмом.

«Пару раз слышал «русский алкоголик» в свой адрес. А я не пью, даже пиво. В итоге я понял, что республика во мне не нуждается и уехал».

Чечня – не совсем Россия

Призывы Кадырова к русским вернуться в Чечню – лукавые, считает Денис Соколов, советник «Центра стратегических и международных исследований».

«На Северном Кавказе идет обратный процесс. Русскоязычное население продолжает уезжать. Там и чеченцам работать негде, если они не при власти. В восточном Ставрополье тоже становится меньше русских. Вопрос не в вытеснении, а в замещении».

Сельское население уходит, потому что изменился профиль сельскохозяйственной деятельности, объясняет эксперт. В наши дни нет нужды в большом количестве рабочей силы.

«Идет отток населения из всех регионов, но если в других субъектах есть кормовая база вокруг бюджета, то в республиках Северного Кавказа, особенно в Чечне, эта база потребляется понятно кем. Идет внутренняя деколонизация. Все чеченские войны – про это», – говорит Соколов.

По его словам, русское население, которое приходило на Кавказ с середины 19 века и раньше и с помощью которого проходила колонизация Северного Кавказа, уходит.

Этническое разнообразие в Чечне можно заметить фактически в одном Грозном и всего на одной улице – на проспекте Путина. Там пьют кофе, гуляют приезжие и закупаются сувенирами туристы. Пожалуй, присутствие в туристическом потоке – это единственное заметное участие русских в экономической жизни Чечни.

А сами жители республики, упоминая о других регионах, говорят: «поехал в Россию», «был в России», возможно, и русские сюда не едут, потому что Чечня – не совсем Россия.

Читайте также:

  • С Кадыровым в борьбе за трезвость. Сухой закон в Чечне и Ингушетии – как и почему?
  • Кто кому враг? Москва и Киев против кавказцев
  • КПП на Кавказе: точка напряжения или заслон от террористов?

В отпуск на Кавказ: красиво, недорого, но местами страшно

Фото обложки материала – Said Tsarnayev / TASS / Forum

Русский офицер о чеченцах и кавказской проблеме

Русский офицер о чеченцах и проблеме Кавказа
Источник: http://news.nswap.info/

Я родился и вырос в Чечне, точнее в станице Шелковской Шелковского района Чечено-Ингушской АССР. С раннего детства пришлось пересекаться с вайнахами. И уже тогда меня поразило, насколько они сильнее нас духом. В детском саду между русскими и вайнахскими детьми постоянно происходили драки, по итогам которых вызывали родителей.

Причём с «русской» стороны всегда приходила мамочка, которая начинала выговаривать своему сыночку: «Ну что же ты, Васенька (Коленька, Петенька) дерёшься? Драться нельзя! Это нехорошо!» А с «вайнахской» стороны всегда приходил отец. Он давал сыну подзатыльник, и начинал на него орать: «Как ты, джяляб, посмел проиграть бой вонючему русскому – сыну алкоголика и проститутки?! Чтобы завтра же отлупил его так, чтобы он потом всегда от страха срался!»

Читать еще:  Ravon Gentra автомат: технические особенности. Ravon Gentra автомат: технические особенности Запасные части при ремонте мкпп

В школе редкий день обходился без драк, причём драться мне практически всегда приходилось в меньшинстве. И это при том, что в моём классе на пять вайнахов было пятнадцать славян. И пока я один отмахивался от пятерых, остальные четырнадцать «гордых росичей» в это время внимательно разглядывали свои ботинки. В принципе, если Вы пользуетесь общественным транспортом, то подобную картину должны были наблюдать неоднократно: один дебошир к кому-нибудь пристаёт, а полсалона мужиков в этот момент всенепременно начинают интересоваться собственной обувью… На нас постоянно производилось психологическое давление, постоянно «щупали на слабину». Чуть прогнёшься – всё, конец: опустят так, что уже не поднимешься (прим. – смотрите статью о социо-психологических типах кавказцев.)

Однажды меня после школы подкараулили вайнахи-старшеклассники. В драке я разбил одному из них голову водопроводной трубой. Остальные прекратили бой и утащили своего подранка. На следующий день в классе ко мне подошли незнакомые вайнахи и забили стрелку, объявив, что будем биться на ножах – насмерть. Я пришёл, а их там человек пятнадцать, и все – взрослые мужики. Думаю – всё, сейчас зарежут. Но они оценили, что я не испугался и пришёл один, поэтому выставили одного бойца. Мне дали нож, а чеченец вышел без оружия. Тогда я тоже свой бросил, и мы рубились голыми руками. По итогам этой драки я попал в больницу с переломами, но когда вышел – меня встретил отец того парня, которому я разбил трубой башку. Он мне сказал: «Я вижу, что ты воин, и не боишься смерти. Будь гостем в моём доме». После этого мы долго с ним беседовали. Он рассказывал мне про адаты (чеченские родовые обычаи), про воспитание, превращающее чеченских мальчиков в бойцов, про то, что мы, русские пи@арасы, оторвались от своих корней, перестали слушать своих стариков, спились, выродились в толпу трусливых баранов и перестали быть народом.

Вот с этого самого момента и началось моё «переобувание» или, если угодно, становление.

Потом настали «весёлые времена». Русских начали резать на улицах средь бела дня. На моих глазах в очереди за хлебом одного русского парня окружили вайнахи, один из которых плюнул на пол и предложил русскому слизать плевок с пола. Когда тот отказался, ему ножом вспороли живот. В параллельный класс прямо во время урока ворвались чеченцы, выбрали трёх самых симпатичных русских старшеклассниц и уволокли с собой. Потом мы узнали, что девчонки были вручены в качестве подарка на день рожденья местному чеченскому авторитету.

А затем стало совсем весело. В станицу пришли боевики и стали зачищать её от русских. По ночам иногда были слышны крики людей, которых насилуют и режут в собственном доме. И им никто не приходил на помощь. Каждый был сам за себя, все тряслись от страха, а некоторые умудрялись подводить под это дело идеологическую базу, мол, «мой дом – моя крепость» (эту фразу я услышал именно тогда, а человека, который её произнёс, уже нет в живых – его кишки вайнахи намотали на забор его же собственного дома). Вот так нас, трусливых и глупых, вырезали поодиночке. Десятки тысяч русских были убиты, несколько тысяч попали в рабство и чеченские гаремы, сотни тысяч сбежали из Чечни в одних трусах.

Так вайнахи решили «русский вопрос» в отдельно взятой республике. И удалось им это только потому, что мы были ничтожествами, полным дерьмом. Мы и сейчас дерьмо, правда уже не такое жидкое – среди дерьма начали попадаться стальные крупинки. И когда эти крупинки собираются вместе – происходят кондопоги. Их пока немного, но вайнахи – молодцы. Настоящие санитары леса. В результате их «культурно-просветительской» миссии в России русские бараны (прим. – точнее иудо-христианские овцы, рабски подставляющие обе щёки, см. соц. исследование об отношении кавказцев к христианским овцам: снова становятся людьми.

Вообще, тем, кто по жизни пересекался с чеченцами, есть за что их ненавидеть. А после такого их есть за что ненавидеть и тем, кто с ними не пересекался (я рекомендую вначале посмотреть ролик, затем читать дальше: Осторожно! Слабонервным не смотреть! Остальным смотреть, помня о когнитивном диссонансе). Ролик снят боевиками в 1999 г во время вторжения группировки Басаева в Дагестан. На пути группировки находился наш блок-пост, личный состав которого, увидев боевиков, обосрался от страха и сдался в плен. У наших военнослужащих была возможность умереть по-мужски, в бою. Они этого не захотели, и в результате были зарезаны как бараны. И если Вы посмотрели ролик внимательно, то должны были заметить, что руки связаны только у одного, которого зарезали последним. Остальным судьба предоставила ещё один шанс умереть по-людски. Любой из них мог встать и сделать последнее в своей жизни резкое движение – если не вцепиться во врага зубами, то хотя бы принять нож или автоматную очередь на грудь, стОя. Но они, видя, слыша, и чувствуя, что рядом режут их товарища, и, зная, что их зарежут тоже, всё равно предпочли баранью смерть.Это «один в один» ситуация с русскими в Чечне. Там мы вели себя точно так же. И нас точно так же вЫрезали. Я, кстати, каждому молодому пополнению в своём взводе, а потом в роте, обязательно показывал трофейные чеченские ролики, причём ещё менее гламурные, чем представленный. Мои бойцы посмотрели и на пытки, и на вспарывание живота, и на отпиливание головы ножовкой. Внимательно посмотрели. После этого ни одному из них и в голову не могло прийти сдаться в плен: Я уже рассказывал Вам про речь Рохлина. А вот о том, что было дальше – не рассказал. А дальше был страшный, жуткий бой, в котором из моего взвода в 19 человек в живых осталось шестеро. И когда чеченцы прорвались в расположение и дело дошло до гранат, и мы поняли, что нам всем приходит п@здец – я увидел настоящих русских людей. Страха уже не было. Была ка-кая-то весёлая злость, отрешённость от всего. В голове была одна мысль: «батя» просил не под-вести». Раненые сами бинтовались, сами обкалывались промедолом и продолжали бой. Затем мы с вайнахами сошлись в рукопашной. И они побежали. Это был переломный момент боя за Грозный. Это было противостояние двух характеров – кавказского и русского, и наш оказался твёрже. Именно в тот момент я понял, что мы это можем. Этот твёрдый стержень в нас есть, его нужно только очистить от налипшего говна. В рукопашной мы взяли пленных. Глядя на нас, они даже не скулили – они выли от ужаса. А потом нам зачитали радиоперехват – по радиосетям боевиков прошёл приказ Дудаева: «разведчиков из 8АК и спецназ ВДВ в плен не брать и не пытать, а сразу добивать и хоронить как воинов». Мы очень гордились этим приказом.

С тех пор я наблюдаю и стараюсь брать на заметку всплески русского характера. Динамика изменения, в принципе, приятная, но до полного переобувания русских на правильное ещё очень и очень далеко. Вот ТАКИХ «всплесков», увы, гораздо больше. Дружно любуемся на «будущую надежду и опору» новой России:

Здесь толпу русских пацанов нагибает даже не чеченец, а всего лишь армянин, причём «физика» у армянина – так себе (удар не поставлен и бросковая техника слабовата), но для баранов и этого достаточно: чтобы быть твёрже жидкого дерьма – достаточно быть всего лишь глиной. Наверное, кто-то, увидев подобное, возненавидит этого армянина (или вообще всех «черножопых»). Но это только первая, самая простая фаза ненависти. Потом приходит понимание, что ни чеченцы, ни армяне, ни евреи, в сущности, не виноваты. Они делают с нами лишь то, что мы сами позволяем с собой делать

araks83 пишет:
15 Июн, 2011 в 10:05

Мне вот одно интересно а хоть кто нибудь из вас служил. Я в этом зверином краю пробыл полтора года и поверьте не вам судить этого человека. вы хоть испишитесь здесь,но православие не трогайте. я своих предков знаю до восьмого колена,я из старой РУССКОЙ семьи,и все мои предки проливали кровь прежде всего за родину и за веру. я знаю что такое патриот своей земли!!не приверженец какого либо направления,а человек который если нужно отдаст жизнь за свой народ мои предки не раз доказывали это!! даст бог и мне придётся. и быстрее бы ибо сидеть и засорять инет это не выход. я хочу что бы на моей земле была святая Русь!!а не перевалка для всякой мрази.

Lookman пишет:
09 Июн, 2011 в 14:17

Такие алексии и им подобные всегда были, есть и будут. Ими мы проверяем свои дух и веру. Например, лично я какую бы пропаганду ни вёл, антибольшевистскую ли, антипрививочную ли (любимую :), против политики ЦПС’ов (фактически геноцид, там и аборты и кесаревы с гормонами всем подряд (!)), другие (антихристианскую не касаюсь – это отдельная песня 🙂 и в жизни и в инете – всегда выскакивают вот такие ошпаренные черти из коробочек и начинают трясти своей пыльной хурдой с разной степенью агрессивности. Причём чем образованнее клоун, тем ловчее он играет в слова и тем бессмысленнее с ним общаться.

Знаете, сородичи, какой способ борьбы с ними наилучший? Находить в них нечто очень смешное и высмеивать их, лучше прилюдно. Все их мрачные идеологии ведь жуткая смесь лжи и запугивания, впоследствии доводимая до экстаза.
В этих пароксизмах собственной значимости и абсолютности он не терпят никакой критики а уж насмешки их вводят кого в бешенство кого в ступор.

Мы так например детей своих учим. Забавно видеть реакцию членов орденов чёрных, нечистых на руку клоунов, когда 3-5 летние ребятишки потешаются над ними. Только желательно, если дети маленькие, находиться рядом, ибо упыри часто впадают в неконтролируемое буйство. Я, к примеру, если в настроении или публика есть (для хохмы) либо прикидываюсь непонятливым дурачком либо зловредно шучу им в лица, провоцирую их на хамство и агрессию а потом аккуратно и максимально больно укладываю носом в асфальт. Эффект потрясающий, а формально я прав. Ох, люблю это дело. :))) Но чаще просто посылаю куда подальше, ибо некогда с болтать что дураками, что с христианскими дистрибьюторами.
Также бывает, что психодилеры по глупости своей хватают детей за руки, шипят им в уши всякие угрозы с того света, в этом случае полагается немедленно сделать вывих или перелом хватающей руки.

Кста, дети, они всегда видят, что к чему и умеют сравнивать, если в коллективе попадается начинающий зомби-»страстотерпец» 🙂 коллектив сам его излечивает (проверено неоднократно), оно и понятно, кому захочется страдать то и дело за непонятные чужеродные тёмные идеалы, когда все вокруг играют, радуются и учатся жизни.

А что до кажущихся «логических доказательств» у таких алексиев, как и у всех фанатичных правоверных христиан любимая разрисованная погремушка – это ложь. Почти все его доводы – пустая болтовня. Знаю, что говорю, я этим занимаюсь уже чуть более 20 лет, и гору разной литературы освоил, в т.ч. академической. Особенно меня умиляли настойчиво рекомендуемые мне разными правоверными т.н. труды «святых отцов». Мало того, что их неимоверно много а их макулатуры ещё больше, так насколько мутны и непонятны например даосизм или дзен-буддизм, а сочинения разных палам, макариев и прочих инородцев мутны феерично. Этакая неимоверная размазня где-то между ранним Мао Цзедуном и поздним Брежневым. Только разные алексии считают, что если до них дошла вся эта писанина, то они уже одной ногой в раю и все остальные – тупой скот, который им мешает делать разные гешефты, причём необязательно материальные.

Читать еще:  Картер для Стелс Скиф

Почти в каждом доводе тролля алексия скрыто враньё, причём он это прекрасно знает, что смешнее всего. И что прошка мошнин – надутый мыльный пузырь, и что псевдо-владимир вовсе не красно солнышко, а некто другой :), и что сергий радонежский отнюдь не тот, кем его считают, с александром невским тоже не всё понятно пока.
Ваши халдейские учителя были большие мастера в одурачивании, вот и рождались такие павлики морозовы. :))
Практически всё его враньё можно опровергнуть фактологически. Ну, пожалуй, кроме тех имён или фактов, кои еще не изучил :)))

Только незачем. Как говорится: Если вы спорите с дураком, он, возможно делает то же самое.

ЗЫ: предлагаю алексию на этот пост не возбуждаться, ибо всё равно не отвечу. Причины см. в начале поста. Да и не к вам этот пост.
64
nazional-kommunist пишет:
09 Июн, 2011 в 12:53

Иполит я тоже православный. Забей ты на этих ****утых слепцов, если они очевидного не понимают. Нашли религию виноватой. Хорваты католики, сербы православные, латиносы католики, что то не заметно что их ебут во все щели… этим придуркам не хватает ума понять, что не в религии дело.
63
Иполит пишет:
09 Июн, 2011 в 11:29

nazional-kommunist, вот я не понял.
1) про армия, да не служил. не стесняюсь этого. 2 приятеля служили – 1 спился почти, 2 на мусаров дрочит. брат служил – ушел нормальным, пришел ****утым. а слово «даже» меня вообще каробит в этом предложении.
2) про ягу и ногомяч вообще не ко мне. критические дни у чела. и что за здравомыслящая страна, где она?
3)и какие мысли должны быть, чтоб вам нравилось?
4)к религии отношение не имеет, но 16 пост задел своей (даже не могу подобрать цензурного слова) позицией, особенно церковной.

«Как я жил в чеченском ауле»: стоит ли русским возвращаться в Чечню?

А так как я — мигрант, за кровом и работой пора идти к своей диаспоре. К самым высокопоставленным русским — сотрудникам мэрии.

Они единственные в округе, кто имеет право появляться на улице без платка. Об этом мне дамы сообщили гордо. Дескать, прерогатива русских.

Чечня их пока терпит.

«Правда, я ношу его на всякий случай в сумочке, — заметила одна из чиновниц. — Для совещаний. Мне ничего, конечно, не скажут, но моему начальнику может влететь. Зачем мне его подставлять?

Это уже трудно представить, но когда-то Гудермес был славянским городом. Теперь русских здесь несколько сотен человек.

Как считается — из-за войны.

Одна из этих русских женщин уехала, но вернулась — из-за отношения в России к беженцам.

«Нас называли «русские чеченцы», — хмурится она, — там, в России, кому мы нужны?

Война из города ушла неожиданно.

«Иду с работы, меня боевик останавливает, ну думаю, все. Они ж обычно местных не задирали, люди идейные, но кто их знает. А бородач грустно улыбается. Ах, господи! — оказалось, давний мой знакомый. Не узнать! Сказал, что ночью уйдут. Что будет мир. Я до сих пор помню этот переломный момент. А потом, через несколько дней, приехал Чубайс и поклялся перед жителями, что на следующий день дадут электричество. И ровно в полночь лампочки зажглись.

И вот мы сели с гудермесскими русскими и призадумались — а стоит ли вообще нам сюда возвращаться?

«Кто не жил здесь, вряд ли, — решается одна из чиновниц, — отношение к русским здесь нормальное. Да, у чеченцев есть чувство, что им что-то недодали, что их обидели.

Но война выбила из них сепаратистскую дурь, отрезвила. Они не против русских специалистов. Но! “Посторонние” русские не выдерживают здесь и пары месяцев».

— Не объяснить. Впрочем,- задумывается, — вот одна из причин. Приходит русский на совещание, слушает-слушает и понимает — пора писать заявление об уходе.

— Они говорят по-чеченски. Не со зла. Просто привыкли. А это значит, что ты никогда до конца ничего не поймешь.

И потом — представьте здесь наших голоплечих девушек и наших веселых парней, не понимающих ни местных правил, ни чеченских традиций. Представили? А теперь ответьте на вопрос — что будет?

МОЙ АУЛ

Семью Заура, Седы и ставшее почти родным село N я встретил чудом (другие объяснения еще более невероятны).

Разговорился с сотрудницей гостиницы, она вдруг:

«А хотите пожить в доме моего брата в N? Это недалеко — в сорока километрах».

И уже под вечер я стоял с рюкзаком у дома Заура, тревожно озираясь.

Потом я часто подтрунивал над Зауром: «Заур, в селе дома как дома. Нормальные крепости с гигантскими воротами и стенами для осады. А у тебя все как на ладони. Ворота прозрачные, двор открытый, ну разве это по-чеченски?»

— А что мне скрывать? — улыбается своей деревенской улыбкой Заур.

Ну да, сравнительно скромный, по местным меркам (и вполне респектабельный по российским), шестикомнатный одноэтажный дом, где меня и поселили, несмотря на протесты, в самую лучшую, «родительскую» комнату.

И я долго привыкал к этим «местным меркам».

Чуть ли не на каждом шагу “подрываясь” на местных традициях.

Например, из-за излишнего любопытства.

Например, я долго не мог взять в толк — скромный дом честного сотрудника местной нефтебазы Заура окружали прекрасные новенькие виллы, фазенды, особняки, родовые имения — крепкие, каменные.

Глядя на все это, я вспоминал поросшие борщевиком русские деревни в Тверской области. С полуразрушенными церквями. С грустным очарованием упадка.

Но мои вопросы вызывали у местных аллергию.

«Никогда не интересуйся в Чечне — откуда люди берут деньги!» — шутливо учил меня начальник местной нефтебазы, — не нарушай вековых традиций!

— Но как людям удается строить такие дома на зарплаты в 20-30 тысяч рублей, — не унимался я.

— Работаем, не пьем, помогаем друг другу, — задумался начальник.

— Кто-то на двух-трех работах работает, — предположил Заур за ужином.

— А как же безработица…

— Какая безработица? — Заур с такой печалью посмотрел на меня (угораздило же приютить журналиста, наверное, думал он), — что я зарекся говорить дома о политике.

И все свои злодейские вопросы — например, а правда ли, что соседний участок в пять соток у старой серной бани, как утверждают сельчане, принадлежит кадыровцам (так здесь называют окружение главы Чечни — В.В.) и продается за миллион рублей? Или от чего жители села принципиально не берут кредиты в банках (здесь это считается неприличным), но строятся практически все? — пока запихал в разряд “риторических”.

Нет, ну, правда, к черту журналистику.

Надо расслабиться и пожить, как русский человек в чеченском ауле. Спокойно, внимательно, несуетливо.

АДАТЫ

Хозяйка Седа осторожно посвящала меня в правила местной жизни, хотя со мной было дико тяжело.

Я, конечно, не вел себя так разнузданно, как фотокорр « КП » Витя Гусейнов , ворвавшийся в мой аул в шортах и, кажется, с банкой пива в руке (из-за чего в изумленном N замолчали петухи, закричали дети и гром не поразил Гусейнова только по причине традиционного кавказского гостеприимства).

И все-таки были проколы.

— Какие красивые у вас девушки, — брякнул я однажды, вернувшись с поиска работы.

Я тогда не придал этому значения. Мне тогда казалось, что чеченцы иногда ведут себя странно.

Я был у Руслана, местного мастера по ковке. Просился в подмастерье.

Тот сначала изумился — «да мне и своих (показывает на подручных) из-за кризиса выгонять пора, а вьетнамскую работу мне предлагать тебе стыдно.

— А мы всем селом год назад вьетнамцев выгнали. В Бога не верят, живут грязно, кошек наших съели. Ну, мы собрались всем селом, погрузили их в автобус — и до свидания. Но русские не будут же ямы копать.

И вдруг разговор “съехал” на религию.

— А ты, я вижу, верующий, — замечает крестик. — Это очень хорошо. Значит, думаешь о душе. Хотя, знаешь, почитай Коран.

— Господи, опять “миссионерят”, — проворчал я. Чеченцы как сговорились. Вчера старший сын Седы Ваха рассказал поучительную историю — как с помощью инета успешно обратил в ислам одного москвича…

Но Бог с ним, с Ваха. Самую наглую попытку обратить православного в ислам я наблюдал в станице Наур.

Заехал к благочинному Наурского округа иеромонаху Амвросию ( Марченко ), гуляем по станице. Батюшка все хвалит чеченцев, что сохранили национальные традиции. Что не хватает многим православным их отчаянной веры…

— Даже обращение Кадырова ВСЕМ жителям Чечни «Пример Пророка Мухаммада — фундамент для каждого из нас» священник не готов осудить…

И тут мой скучающий таксист-чеченец вдруг влезает в разговор, как раз обнаруживая веру отчаянную, размашистую.

Он обращается к Амвросию, причем грубовато, на “ты”:

— А ты читал Коран?

Священник мрачнеет, пожимает плечами.

— Может, прочтешь, и будет тебе яснее? — продолжает религиозное наступление мусульманин.

— А ты приходи в церковь, и поговорим, — улыбнулся батюшка, пытаясь как-то закруглить разговор.

Но таксист не сдается, зачем-то вытаскивает листок бумаги, складывает его, режет и, приговаривая, что этот фокус очень популярен на ютубе , снова разворачивает бумагу.

Получается слово «АД» и крест. Дескать, одно и то же.

“Как это объяснить?” — улыбается победоносно.

“А если — или ад, или крест”, — возмущенно срезаю его я…

СВИДАНИЕ ПО-МУСУЛЬМАНСКИ

Но по дороге домой остываю, вижу трогательную картинку — у портрета Ахмата Кадырова свидание по-мусульмански. Девушка и парень. Оба на почтительном расстоянии друг от друга. А за спиной у девушки подруга — слушает. Иначе позор.

Вот тогда я и поделился с хозяйкой дома Седа наблюдением:

«Красивые у вас девушки», — говорю я.

— Пожалуйста, не говори это здесь моим сыновьям Ахмеду и Ваха, — мягко говорит она.

— Не надо. А то подумают о тебе что-нибудь.

В таинственный мир аула я погружался камнем — все быстрее и быстрее.

Некоторые имена героев материала и названия населенных пунктов изменены.

Путевой дневник. «Русский островок» в Чечне

Не имея ни друзей, ни знакомых в Чечне, наш обозреватель Владимир Ворсобин купил билет на самолет и вылетел в Грозный

Читайте также

Через 25 лет про нас снимут фильм, над которым будут возмущаться, но все равно смотреть наши дети

Наш колумнист рассуждает, чем запомниться это время будущим поколениям

Когда туалетная бумага появилась в СССР, почему была дефицитом и почему ее скупают сейчас

Писатель Сергей Литвинов вспоминает историю дефицитного товара

Вопрос дня: Как вы себе на карантине настроение поднимаете?

В стране многие регионы перешли на самоограничения, а тут — 1 апреля, День смеха.

Читать еще:  Требования к деталям турбореактивного двигателя. Газотурбинный двигатель

С доставкой на дом

После шокового спроса в Москве оживают курьерские службы

Испытано на себе: Как корреспондент «КП» доставлял еду жителям столицы в режиме самоизоляции

Оказалось, в эти трудные времена почувствовать себя героем очень просто. Достаточно устроиться в службу доставки

«Ты только не дождись меня, пожалуйста»

Как сложилась судьба колоритной пары, ставшей мемом

Девочке Саше, на 6 лет оставленной родителями в больнице, найдут приемную семью

Абсолютно здоровый ребенок всю жизнь провела в больничной палате

Найден способ спасения от скуки и лишнего веса в изоляции

МТС предлагает за один рубль цифровые решения, которые помогут россиянам проводить время дома с удовольствием и пользой

«Я просто перестал существовать на земле»: Нижегородский пенсионер прожил четверть века без документов

Чтобы вернуть ему паспорт, полицейским пришлось обращаться в Азербайджан

Парк Довирусного периода: Русскую провинцию спасет от коронавируса только авось

Обозреватель «Комсомолки» отправился из Москвы в глушь, в Саратовскую область, в город Балашов, чтобы увидеть, как переживает карантин глубинка [Часть 2]

Астролог Василиса Володина рассказала, чего ждать в апреле, и когда мы все вернемся к нормальной жизни

Сейчас, по словам Володиной, всеми процессами управляет взрывоопасное соединение планет

Погибший под Луганском в Великую Отечественную войну генерал Шаймуратов стал Героем России

Владимир Путин посмертно наградил легендарного комдива-кавалериста и разведчика

Тостер, чемодан, кофеварка: что подарить на годовщину свадьбы

«Комсомольская правда» подготовила идеи необычных презентов

За сплетни о коронавирусе штраф 700 тысяч, за несоблюдение карантина – до 7 лет тюрьмы

В России ужесточили ответственность для тех, кто подвергает опасности жизни других во время вспышки COVID-19

Пора вводить продовольственную помощь малоимущим!

Известный фермер-сыровар Олег Сирота размышляет, что может сделать государство, чтобы помочь бедным, сидящим на самоизоляции

«Я прожила чужую жизнь»: сибирячка в 65 лет узнала, что ее подменили в роддоме, и разыскала биологическую семью

Нина Поддельская из Бурятии, увы, не застала в живых биологических родителей. Но обрела родную сестру из Саратовской области [фото]

Последние новости на утро 31 марта 2020: В США ожидают новую волну коронавируса осенью, а в России создали новый высокоточный тест для диагностики COVID-19

Мы собрали самые важные последние новости в России и в мире на утро 31 марта 2020 года

Соседи: давайте, подождем с ремонтом

Наш корреспондент об ошибке Ацюковского и страданиях в квартире, окруженной строительными бригадами

Хотите познакомиться с «невестой президента» Юлией Шиловой?

«Комсомолка» узнала, кто она — Юлия Шилова, девушка из Иванова, предложившая Владимиру Путину взять ее в жены

Взносы на капремонт для собственников квартир в Москве 2020: кто освобождается и на какой срок

Жителей Москвы освобождают от взносов на капремонт за квартиры на 3 месяца 2020 года

«Хроники чумного периода»: Художница из Петербурга прославилась в соцсетях карикатурами на тему коронавируса

Варвара Фомина попала под карантин в Барселоне, но быстро придумала, чем спасаться от заточения и стала рисовать

Волонтерские центры ЕР по всей стране помогают гражданам в борьбе с коронавирусом

По всей стране начали работу волонтерские центры “Единой России”. Они оказывают помощь гражданам из группы риска во время пандемии. На данный момент в них работают 76 327 активистов

«Ваша, оказывается, умерла»: Московская больница вернула семье чужую бабушку

Полиция разбирается в деталях, а родные требуют эксгумации [эксклюзив kp.ru]

Парень с ДЦП влюбился в учительницу и стал писать ироничные стихи для рэп-баттлов

Вадима воспитали отец и дедушка, они помогли ему стать обычным подростком без комплексов

Вопрос дня: От чего вам пришлось отказаться из-за карантина?

Введены ограничения для граждан в связи с коронавирусом

В Ленинградской области объявлен режим самоизоляции

Губернатор региона Александр Дрозденко призвал жителей не покидать дома и не рисковать здоровьем

Мария Бутина о самоизоляции: Моя бабушка в мессенджерах делится рецептами, а я готовлю тюремный дневник к публикации

Приговоренная к полутора годам заключения в США, и депортированная из Америки в Россию предприниматель, публицист и политическая активистка поделилась с «Комсомолкой» тем, как она переносит карантин, связанный с коронавирусом

Лети, лети, вирусок, через космос на Марсок

«КП» публикует заклинание от коронавируса

Возрастная категория сайта 18+

Почему русские не возвращаются в Чечню?

Географическая точка невозврата.

Программа по возвращению русскоязычного населения тормозит, сокрушаются активисты. Один из них, Сайпутдин Гучигов, привозит в столицу республики когда-то сбежавших из нее русских жителей. Показывает новые роскошные дома, дворцы, фонтаны. Возит на могилы близких. «Очень небольшое количество людей вернулось. Но очень скоро приедут многие», — говорит доброволец.

В прошлом году о необходимости возвращения русского населения говорил и заместитель руководителя администрации главы и правительства Чеченской Республики Олег Петухов: «… Это одно из приоритетных направлений национальной политики республики, направленное на создание условий для возвращения тех лиц, которые были вынуждены в 1990-е годы покинуть регион в силу различных обстоятельств… Рамзан Ахматович приветствует приезд русскоязычного населения, независимо от того, проживали они в Чечне или нет.

Здесь безопасно, красиво, комфортно. Здесь нет пьянства, хамства, хулиганства и свободно можно гулять ночью, не опасаясь за свою жизнь».

Однако бывшие жители региона сомневаются в необходимости возвращения.

— Да, очень скучаю по Чечне. Мы жили в Грозном на Пролетарской улице. Замечательное место – рядом парк, — рассказывает переселенка Ольга Ростовцева, ныне проживающая в городе Энгельсе Саратовской области. – Отношения с соседями были хорошие.

Проблемы начались в 1990-м году. В почтовых ящиках русские жители обнаруживали анонимные письма с требованиями убираться. Примерно через год на улицах стали пропадать русские девочки, а юношей избивали и убивали. Мой 14-летний сын как-то пришел полностью окровавленным, в разорванной одежде. Я едва не лишилась сознания.

Затем начали выгонять из квартир русских грозненцев. На стенах домов появились надписи: «Не покупайте квартиры у Маши и Даши, они все равно будут наши!» Никто и не покупал даже за символические суммы.

Позднее стали популярными лозунги: «Русские, не уезжайте: нам нужны рабы». Было так страшно – не передать!
Семью завуча школы № 10 убили прямо в квартире. Четырех человек: ее, мужа и двух дочерей.
Мою соседку лишили жизни на улице — пробили голову, переломали ребра и изнасиловали.
Мы сбежали осенью 1993 года. Остались без жилья, без работы. Спасибо, приютили родственники.

— Но все же, хотели бы вернуться назад?

— Вроде хочется, но когда вспоминаю о том, как остервенело избивали, грабили и убивали русских – желание пропадает напрочь. Хотя, надо сказать, были в Грозном и те, кто сочувствовал нам, но открыто помогать боялся.

Скучает по Чечне и врач-кардиолог Вера Сотникова, проживающая в подмосковном Волоколамске: «Мы жили в маленьком городке Нефтемайске. Моего сына грабили множество раз. Кругом творилось насилие! Одних убивали, других превращали в рабов.

У меня и моих соседей бандиты, ворвавшиеся с автоматами, отобрали документы на жилье и приказали выселяться.

Знаю, что ныне в этом регионе довольно спокойная обстановка. Русских зовут обратно.

В республике, действительно, немало хороших людей. И нам знакомые из местных в трудное время пытались оказать поддержку, разумеется, скрытую.

Я, кстати, посетила полтора года назад родной город. Соседка Айшат узнала меня, обрадовалась. Стала расспрашивать как дела, как дети? Хорошая женщина. И город хороший. Но мы в него не вернемся».

— Чечне крайне необходимы научно-технические кадры, врачи, педагоги. Поэтому русскоязычное население призывают к возвращению, надеясь, что у него проснется ностальгия по временам своей молодости, — говорит руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов. – В Чечне ждут тех, кто был молод в конце 1980-х, начале 1990-х годов. То есть не очень старых.

Вторая причина попытки возвращения русских – политическая. События, происшедшие 1990-х годах в Чечне, с полным правом можно назвать геноцидом. Присутствие русских и их комфортное проживание станет свидетельством стабильности в республике. Для Рамзана Кадырова, позиционирующему себя не только главой региона, но и лидером народа, это очень важно.

Возможно, хотя маловероятно, у Кадырова присутствует желание оправдаться за страшные события 90-х. Он, будучи очень молодым, наверняка наблюдал за процессом вытеснения русскоязычных жителей Чечни. Теперь стремится показать: чеченцы – гостеприимны и с людьми другой национальности уживаются. Представления о нас, как о жиреющих, богатеющих за счет остальной страны – кардинально неверные.

В республике сохранились три казачьи станицы, им удалось выжить в лихолетье.

— Какое количество русских осталось в регионе?

— Что собой представляет нынешнее русское население Чечни? Большинство – работники силовых органов, ежегодно отправляющиеся туда в командировки. Старики, сумевшие выжить в Грозном после двух войн. Станицы, о которых я сказал ранее. Постоянно проживающих – примерно 10 000 человек.

: — Сколько их ушло из республики?

— Называется цифра 300 000. Однако неизвестно, какое количество сбежало из региона, какое было убито и взято в рабство.

: — Высказывается версия: большое количество русскоязычного населения погибло от снарядов и бомб российской армии.

— Разумеется, гибли и по этой причине. Не только русские. Однако большая часть погибших русскоязычных была истреблена в период «зачистки».

— Поедут ли русские в Чечню?

— Там негде работать. Возможно, из чисто пропагандистских соображений создадут несколько предприятий для русских, но для остальных работы не будет.

Если приезжие получат большее количество рабочих мест – коренное население озлобится, станет негодовать.

Работа найдется для квалифицированных специалистов, которые в Чечне отсутствуют. Но кто из них туда поедет?

К тому же о предоставлении жилья что-либо конкретного не говорят.

Кандидат политических наук, старший научный сотрудник кафедры российской политики МГУ имени М.В. Ломоносова Артур Атаев солидарен с Раисом Сулеймановым: «Программа по привлечению русскоязычного населения действуют в трех субъектах: Дагестане, Чечне и Ингушетии. Последней на реализацию запланированного перечислили внушительных размеров сумму. Однако, по признанию главы республики Юнус-бек Евкурова, ни одна русская семья не вернулась.

Случалось, жительницы Ставропольского края заключали брак с мужчинами из Ингушетии, получали субсидии и уезжали. Ни одно дела до суда не доведено.

Относительно Чечни. В настоящее время точных данных о числе русских переселенцев, проживающих в других регионах, нет. Отсутствуют данные и о количестве желающих вернуться.

Теперь проанализируем политическую элиту Чеченской Республики. В конце 1990-х, первой половине 2000-х годов она на 60 % состояла из русских, ныне – один-два человека.

В какой ситуации окажутся русские, пожелавшие переехать в Чечню?

В настоящее время, например, в Грозном, присутствует ощущение стабильности. Но какой период времени оно продлится?

Радикальные бандгруппы удалось вытеснить на территорию Ингушетии. Но кто даст гарантию, что они в ближайшее время не вернутся?»

Вера Сотникова говорит, что находясь на родине ощутила: чеченские подростки и молодые люди считают русских злейшими врагами.

— Их не нужно в этом винить. Родились либо перед войной, либо в ее период. Многие нездоровы, поскольку выросли в сложнейшей ситуации.

А большое количество чеченских стариков уже сожалеют об исходе русских. Говорят: «Плохо без вас».

Однако в трагедии русскоязычного населения Чечни повинные не только чеченцы. Нас предало российское правительство, приведшее к власти Джохара Дудаева, военные, говорившие: «Если вы еще здесь, значит, тоже чеченцы», и правозащитники, не замечавшие, что нас убивают. Мы оказались русскими второго сорта».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector